rexana
Как сердцу высказать себя? Другому как понять тебя? Поймёт ли он, чем ты живёшь? Мысль изречённая есть ложь. Взрывая, возмутишь ключи,- Питайся ими - и молчи.



"И если я еще жива
наперекор судьбе,
То только как любовь твоя,
Как память о тебе"
(с)


Я с детства жила в тихой деревушке, в семье набожных христиан. Наша жизнь
протекала спокойно и размеренно. Все изменилось однажды ночью. Рядом с нашей
деревней были древние развалины часовни, куда я всегда уходила в минуты
сомнений и в бессонные ночи. И в ту ночь, на душе вновь было неспокойно. Я отправилась
к часовне. Подходя к развалинам, я еще издали увидела огни костров. А подойдя
поближе - крепкого мужчину, голого по пояс, он, напевно молился, но вот только
не христианскому богу. А потом вовсе начал творить невесть что, разбрызгивая из
сосуда кровь и потрясая кулаком небу.



Возмущенная таким святотатством я кинулась к развалинам, требуя прекратить
все это. На мой крик мужчина резко обернулся, и глаза его расширились от ужаса,
его взгляд был направлен куда-то чуть выше моей головы. Я успела вскинуть
взгляд и услышать грохот рушащихся остатков потолка. Последнее, что я помню –
летящие прямо на меня древние кирпичи и бревна. Я почувствовала толчок, а затем
темнота.



Первое, что я увидела, очнувшись, обеспокоенное лицо того мужчины. Он помог
мне сесть, дал какой-то горячий напиток. Я сначала засомневалась, стоит ли пить
это. Но что-то в этом человеке внушало доверие. Он был очень заботлив и обходителен, даже
галантен. Но еще совсем недавно он стоял передо мной, весь покрытый странными
символами и жертвенной кровью и делал ужасные вещи. Наблюдая за этим, на
удивление скромным и воспитанным человеком, я никак не могла связать два таких
разных образа.



«Быть может, я смогу наставить его на праведный путь? Он явно не злой
человек, он рисковал ради меня жизнью…» Это была долгая ночь. Я много
размышляла по пути домой. И приняла единственно верное, на мой взгляд, решение.
Я оставила родителям небольшое письмо.
Быть может, я поступила неверно, по отношению к ним. Но после я ни разу не
пожалела о принятом решении. Я собрала вещи и пришла к мужчине в лагерь. Я была
уверена, что следовать за ним и изменить его представление о мире - мое
предназначение. Он был очень удивлен, но не стал меня прогонять, хоть и
игнорировал мои вопросы и увещевания. Так я и следовала за ним до его родного
города. Он не прогонял, хоть и не высказывал радости от моего присутствия.



Он был немногословен, о себе особо не рассказывал. Тогда я решила
поговорить с ним о его вере. На вопросы о ней он отвечал охотно, показывал мне
древние книги и свои исследования. Оказалось,
что он - профессор в университете, историк и археолог.



Я поселилась в его доме, взялась за домашнее хозяйство. С профессором было
интересно. Вскоре я сама стала с удовольствием читать его книги, ужасаясь
некоторым кровавым деяниям верующих христиан и замирая от восторга, когда
читала про древних героев и красочные обряды, призванные подарить землям
плодородие.



Александр нравился мне все больше, и уже не только как человек добрый и
умный, а как мужчина. Иногда по вечерам, сидя в кресле, с книжкой в руках, я украдкой
наблюдала за ним, когда он работал. Он листал какие-то книги, делал выписки,
записи, отмечал что-то на картах. Иногда он ловил на себе мой взгляд, и тогда я
быстро и смущенно прятала глаза, делая вид, что очень увечена книгой. Но я была
воспитана в строгих традициях и сама не делала никаких попыток добиться его. Я
лишь покорно следовала за ним в его экспедициях, представляясь его спутницей и
ассистенткой, всегда спала отдельно и не давала никому повода подумать, что мы
вместе.



Однажды Александр спустился к завтраку и сказал, что нужно срочно собираться
в дорогу. Он был хмур и сосредоточен. С этого все и началось. Мы отправились в
путь. Александр не рассказывал мне о цели нашего путешествия. Но однажды ночью,
когда в гостинице была всего одна свободная комната, нам пришлось ночевать
вместе, и я услышала, как он бормочет сквозь сон:



-Змеи, я вижу их, вижу их след, мы почти у цели, и эта чешуйчатая тварь не
добьется своего...



Это было очень странно, Александр никогда не разговаривал во сне, и я стала
присматривать за ним, следить по ночам и поняла, что после подобных снов
мужчина обычно серьезен и сосредоточен, а наш путь, прерванный непонятным
ожиданием, после такого сна всегда возобновлялся.



может во сне он разговаривает со своим богом, и тот ведет его?...



Так мы и добрались до Карпатских гор, а позже попали на бал в древний замок.



С первых же минут пребывания в замке я поняла, что мы прибыли сюда не
просто для веселья. За все время, что я провела с Александром, я заметила, что
его не интересуют танцы, балы, и прочие светские мероприятия. А значит, сюда
его привело нечто иное.



И лишь когда гости зашли в бальную залу, загремели звуки полонеза, он
рассказал мне, что в этом замке, на месте где сейчас находится оранжерея, раньше
располагалось капище. Он хочет проверить, так ли это, и если да – использовать это
место для связи с богами. После полонеза – формальные церемонии, представление
хозяину замка, знакомство со старостой местной деревни и его семьей. У его
дочери Эльза весьма интересные взгляды на жизнь. Теория Дарвина, происхождение
человека от обезьяны…ну-ну…



Найти оранжерею не составило сложностей. Немного поплутав по коридорам
замка мы нашли ее. Но ничего примечательного она собой не представляла. Закрытая
оранжерея, немного запущенная, безусловно, ведь замок долгое время был без
хозяина. Пустые клумбы и цветочные вазы, местами - засохшие коряги некогда
красивых растений.

- Нам нужно выяснить, действительно ли здесь приносили жертвы моим богам –
произнес профессор, оглядывая помещение.



Мы вернулись в бальную залу, где познакомились со странной дамой в костюме
невесты. Адамина, писательница. Она рассказала Александру, что ее знакомая,
Франческа, занимается гаданием на картах и проводит спиритические сеансы.



- Госпожа Адамина поговорит со своей знакомой. Возможно, она поможет нам
узнать, действительно ли здесь находится место силы.



Тем временем бал шел своим чередом, пары танцевали, Адамина продолжала
любезничать с Александром. Меня это несколько раздражало. Каждый раз, когда он
разговаривал с женщинами, улыбался им, а те кокетливо хлопали глазками, во мне
поднималась буря чувств – злость, раздражение, обида и беспомощность. Я никогда
не могла себе позволить вести себя так с ним. Вот и сейчас, хотелось выбежать
из залы, лишь бы не видеть этого. Но мы сидели плечом к плечу, он вложил мою ладонь
в свою, накрыв второй своей ладонью, и едва заметно гладил меня по руке. Это
успокаивало.



А потом стало происходить странное. Танцы прекратились, кто-то закричал,
что нужен врач, убили человека. Бал-маскарад
превращался во что-то ужасное. Во всей этой суматохе Александр куда-то пропал,
лишь шепнув, что должен найти Франческу. А я столкнулась с Эльзой. Она была
испуганна и взбудоражена



- Кэйталин, скажите, где профессор Густафссон?



Меня волновал это вопрос не меньше…



- Я не знаю. Он сказал, что ему нужно найти госпожу Франческу. Для чего он
Вам?



- Мы нашли старые документы на латыни, там что-то про вампиров. И, кажется,
они действительно существуют. В вещах, в портретах. А еще эта дама, Франческа…Кажется,
она оживший труп.



Мое сердце забилось быстрее. Если эта девушка, с таким скептицизмом, относящаяся
к религии и к магии, готова поверить, что вампиры существуют, то причина должна
быть веской.



- С чего вы решили, что она восстала из мертвых?

- Документы. В старых документах указано, что так же звали подругу погибшей графини,
много лет назад. Вряд ли это совпадение! Берегите своего профессора!





И она убежала, оставив меня в немом
удивлении. «Что происходит в этом замке? Я должна непременно
предупредить Александра о возможной опасности! Только где его искать? А еще
Адамина…Если они с Франческой давно знакомы, то, может быть и эта писательница
не просто человек…Этот ее устрашающий образ невесты. Когда она идет по коридору,
она выглядит как призрак. Мертвая невеста, жаждущая отомстить своему обидчику…
Что за глупости лезут в голову?! Всему должно быть какое то объяснение. Но
сейчас главное – предупредить единственного дорого мне мужчину.» Откуда то
вновь послышались крики, вновь звали врача.
Неужели еще одно убийство? Я побежала на звук. На одном из лестничных пролетов
без сознания лежала Адамина. В толпе я увидела Александра.

- Александр, мне нужно кое-что Вам рассказать.



Он взял меня за руку и вопросительно посмотрел.



- Эта Франческа, она может быть опасна. Эльза, дочь старосты, сказала, что
так же звали подругу погибшей графини.
Может быть, мы найдем иной способ узнать о капище?



- Какой? Франческа точно сможет ответить нам



- Но это может быть опасно!



Но он как будто не слышал меня. Лишь дал мне нож



- На всякий случай, спрячь. По замку ходить опасно.



Тем временем, подоспел доктор,
Адамину подняли на ноги, толпа стала расходиться. Появилась Франческа, и
кивнула Александру. Он направился за ней. Ну почему я ничего не могу сделать?!
Я не могу остановить его! Только надеется, что все будет хорошо. Уже когда он
был на лестнице, я окликнула его. Он остановился. Я взяла его за руку и тихо
прошептала



- Прошу Вас, Александр, берегите себя…



Он лишь кивнул. И ушел.



Я бесцельно бродила по замку, стараясь находится там, где есть люди.
Оказываясь в пустых коридорах, держала руку на корсете, где был спрятан нож.

Профессора всё не было. А в замке произошло еще одно убийство. Точнее, покушение
на убийство. Был тяжело ранен один из свиты мистера Дойла – хозяина замка. Он
велел собраться всем в бальной зале.





- Я собрал здесь гостей, надеясь устроить праздник, повеселиться вместе с
гостями. Вместо этого, праздник превратился в кровавую бойню. Кто-то пытался
убить моего друга. В моем замке. К счастью, он остался жив. И не только остался
жив, но и назвал имя того, кто совершил на него нападение. Он назвал Ваше имя –
и господин Дойл указал на одну из дам, прибывших в замок вместе со своим супругом.
Ее вывели для дальнейшего разбирательства.



И тут, посреди зала я увидела Александра. Он стоял, оглядываясь по
сторонам. Я подошла к нему.



- Вам удалось что то выяснить? Что Вам сказала Франческа?



- Я не помню. Я помню, как она начала спиритический сеанс, а потом я
оказался здесь. Мне снова нужно ее найти!

И он вновь исчез. А мистер Дойл сообщил, что невозможно покинуть замок, так как
кто-то разрушил мост, ведущий замок.



Когда мы вновь встретились с профессором, он сообщил, что все узнал.



- Я должен принести жертву богам. Тогда они ответят мне.



- Жертву?...



- Да. Это должен быть священник.
Другу жертву они не примут. Кэйталин, помоги мне. Я отведу его в
оранжерею. Если кто то будет идти туда, отвлеки, уведи оттуда.



Мне казалось, я ослышалась. Он просил меня помочь убить христианского
священника… «Священника! Ведь я крещенная христианка! Да, пусть я и
разочаровалась в вере, привитой мне родителями, но все равно…это неправильно!»



Александр подошел к святому отцу, сказав, что у него к нему какой-то разговор,
и повел его к оранжерее. Я, не помня себя, пошла за ними. Мне все еще не верилось,
что сейчас произойдет нечто ужасное. Они зашли в оранжерею, Александр закрыл
дверь. А я осталась в коридоре, наедине со своими мыслями. Где-то слышались
голоса, буквально через пару коридоров от меня мистер Дойл разговаривал со свой
свитой. «Если они пойдут сюда? Что я им скажу? Как отвлеку? Под каким предлогом
не позволю зайти?» Я металась по темному коридору. Прямо сейчас, там, за
дверью, мой любимый мужчина совершает убийство. Убийство священника. «Я
полюбила чудовище! Чудовище? Нет-нет-нет. Это его вера. Каждый имеет право на
свой выбор. Если он сказал, что так надо, я должна доверять ему. Иначе зачем я
здесь? Если это поможет выбраться отсюда, прекратить то что творится в замке и
спасти оставшихся людей, то оно того стоит. О Боги! Как я могу думать такое?
Разве убийство может быть на благо? Разве этому меня учили родители?»



Наконец дверь открылась, и вышел Александр. Глаза его горели. Он подошел ко мне, первое
мое желание было отшатнуться, но я не смогла, я лишь стояла как вкопанная



- Я все узнал, Кэйталин! Боги мне ответили! Я знаю, что нужно делать! Кэйталин?...с тобой
все в порядке?...



- Я причастна к убийству священника…это ужасно…ужасно неправильно… -
онемевшими губами произнесла я



Он взял меня за руки, посмотрел в глаза и начал говорить спокойным голосом



- Послушай, Кэйталин. Зато теперь мы сможем спасти всех. Мы сможем
предотвратить Рагнарёк. Понимаешь?



Я кивнула. Понимала ли я действительно? Не знаю. Но я обещала себе
поддерживать его во всем. И он умел успокаивать. Этот спокойный вкрадчивый
голос. Мне всегда нравился его голос…и глаза. Глаза, полные решимости и
уверенности. Я буду делать все, что он считает нужным. Я буду жить для него. А
если надо – умру.



- Что нужно делать?



- Надо убить троих людей. Они помеченные. Боги указали мне, кто они. Я убью
их, и все закончится.



Убийства…снова убийства. Еще три. Закончится ли это когда нибудь?



Двое из помеченных были из свиты Дойла. Это осложняло задачу. Томас Дойл
везде ходил со своими друзьями, не отпуская их далеко.



Однако Александр смог и это. Он убил одного из тех, на кого указали боги.
Оставались еще двое. Но оказалось, что убитый воскрес. То ли сам, то ли кто-то оживил
его. Очевидно одно, здесь есть место какой-то черной магии. И теперь господин
Дойл знал, что Александр покушался на одно из его друзей. И теперь он вынужден
действовать осторожнее, не попадаясь на глаза хозяину замка.



Я встретила Александра в тени колонн в коридоре у оранжереи. Он наблюдал
через окна за свитой Дойла. Я подошла к нему.



- Я боюсь за Вас, Александр…



Он обнял меня за талию и крепко прижал к себе. Я приникла к нему всем телом. Впервые я была так близко к
нему. Это был так странно. Так странно и…правильно. Я положила голову ему на
плечо.



- Если вдруг меня не станет…все отрицай.



«Тебя не станет?...разве это возможно?» Я не хотела об этом даже думать. Мне
хотелось чтоб этот миг никогда не заканчивался. Вот так и стоять, обнимая
любимого мужчину, вопреки всему, всем ужасам, творящимся вокруг. Обнимать и не
отпускать его ни за что. Мы долго так стояли у окна. Лунный свет лишь слегка освещал
наши силуэты. Сильного мужчины, решившего, во что бы то ни стало выполнить свою
миссию, и девушки, беззаветно в него влюбленной.



- Они выходят – любимый голос прервал тишину, и вместе с ней, эти волшебные
мгновения. В тот же миг Александр скрылся, чтобы быть готовым в любой миг
совершить нападение на одного из помеченных. А я так и осталась стоять у окна,
все еще ощущая на себе его объятия, и наивно верящая, в то, что счастье все-таки
возможно.



Долгие часы я бродила по замку. Александра я встретила еще раз. Он сказал,
что сумел убить одного из помеченных. И, кажется, даже сумел разрешить конфликт с Томасом Дойлом. Однако
лишний раз попадаться ему на глаза все же не стоит. Затем он скрылся вновь.
Атмосфера в замке нагнеталась. Количество убийств возрастало, я уж перестала их
считать. Говорили о ведьмах, о вампирах.
Гости паниковали, возможности выбраться из замка не было. Казалось, все
были обречены.



Наконец в коридоре я вновь встретилась с профессором.



- Я завершил миссию. Все кончено. Воля богов исполнена. Одного из помеченных
убил не я, это сделал кто-то другой. Но разве это важно? Главное, что этих
троих больше нет! Все кончено, Кэйталин! Выберемся отсюда, и поселимся в какой-нибудь
тихой деревеньке.

Я не верила, не верила что возможно. Он жив. Живой стоит передо мной, улыбается
и говорит о будущем. Зачем…зачем ты тогда дал мне надежду на это?..



- Господин Густафссон! – к нам подбежал кто то из слуг и протянул ему свернутый
в несколько раз листок – Вам письмо, от дамы.



Александр был удивлен. Я – не меньше. От дамы, значит?..



- Дамы пишут тебе письма?..



- Похоже на то – пробормотал он, и медленно пошел вперед, разворачивая
свернутый лист. Я села на софу, стоящую в коридоре. Прочитав письмо, Александр
подошел ко мне.



– Беда…и правда, любовное письмо.



Я вопросительно приподняла брови, желая узнать, что он намерен с этим делать.
Но тут к нему подбежала девушка, одна из гостей. Я видела ее, но познакомиться
с ней не пришлось



- Господин Густафссон, вас хотят убить! Я случайно подслушала разговор. Госпожа
Адамина и какая-то дама в зеленом платье обсуждают, как это лучше сделать!



- Адамина? Я подозревал, что она захочет меня убить. Благодарю вас за
предупреждение.



Но девушка не уходила. Она продолжала смотреть на Александра, будто чего-то
ждала. Уж не от нее ли было то письмо?...



- Благодарю Вас – повторил он, давая понять, что разговор окончен. Девушка
была вынуждена уйти, оборачиваясь на него, пока не скрылась за поворотом
коридора.



Он сел рядом со мной, взял за руку. Наши пальцы переплелись. Он чуть облокотился
на меня, я прислонилось головой к его голове. Какое то время мы сидели молча,
будто так и должно быть.



- Что думаешь, Кэйталин? Что делать дальше?



- Надо как то выбираться отсюда…



- Надо. Вот только как…А что на счет Адамины? Может просто убить их?

- Убить? Опять убийства?...но если так нужно…главное, чтобы ты остался жив.



- И ты.



Мы вновь молчали. Мне было спокойно и тревожно одновременно. Я сижу рядом с
ним, чувствую его тепло, слышу его дыхания. Настолько хорошо, будто боги дают
мне минуты счастья, перед новыми испытаниями. И меня терзал один вопрос…



- Что ты намерен ответить даме, написавшей тебе письмо?



- Ничего. А зачем? Хорошо, когда рядом тот, кто готов помочь.



«Кто готов помочь…Значит, я для тебя лишь тот, кто готов помочь?..Тебе
удобно, чтобы я была рядом, готовая на все для тебя…А разве я ждала чего то
иного? Ты принимаешь мою любовь, не отвергаешь меня. Мне достаточно и этого. Ты
мне ничем не обязан, моей любви хватит на нас двоих. Главное просто будь рядом…»



Много мыслей пронеслось в моей голове, но я ничего не ответила ему. Быть с
ним – это счастье. Все остальное неважно.



Потом события вновь завертелись. Опять убийства, ведьмы, вампиры…Некая
дама, знакомая Александра, перед смертью поручила ему приглядывать за девочкой.
Ничего толком не пояснив, она лишь сказала, что он – единственный, кому она
доверяет, и надо спасти девочку из замка. Какой-то странный разговор Александра
с Адаминой. Я вновь потеряла его из виду.



Мы шли с девочкой, нашей новой подопечной, по коридорам замка и я услышала
что меня зовет Александр. Я обернулась. Он шел, держа в руках два своих топора,
они будто светились и чуть дрожали в его руках. За ним шел мистер Дойл и еще
несколько человек, гостей замка.



- Кэйталин, ты идешь домой. Один показывает мне тайный выход из замка. Я
выведу вас. Забирай девочку и уходи.



Уже тогда мне не понравилось это «ты идешь домой». Я? А как же
ты?...Надеюсь. это лишь оговорка.



Мы спустились в подвал, и подошли к лазу. Узкому, уходящему куда-то вниз.



- Будьте внимательны. Это старый тайный ход замка. Он опасен, там могут
быть ловушки, скользкие от воды камни, соблюдайте осторожность.



Я вопросительно посмотрела на Александра. Он говорил так, будто не
собирался уходить с нами



- Я остаюсь – произнес он, улыбаясь.



- Я не уйду без тебя – я вцепилась ему в руку, отчаянно мотая головой –
Если останешься ты, останусь и я



Я не хотела верить, что это конец. Зачем ты дал мне надежду?



- Уходи, Кэйталин. Вернись к отцу. Обязательно съезди в страны Скандинавии.
Уходи, ты должна жить.



Люди по одному спускались в лаз. Сначала мистер Дойл, Франческа, девочка,
дама, что предупредила Александра о планах Адамины, еще какие-то люди.



- Почему?..– лишь смогла прошептать я, слезы подступали к глазам.



- Я устал. Быть проводником богов. Сколько людей я уже убил? Этому должен
быть конец. Мне предстоит битва с Адаминой. Я хочу уйти в Валькхалу. Ты же
знаешь…для нашей веры это единственное, о чем мечтает воин.



Он сжал мою руку и смотрел мне в глаза. Я смотрела на него, не в силах
произнести ни слова. «Почему? Почему все так? За что, Фрейя? Ты дала мне эту
любовь, и теперь вы, боги, забираете у меня ее? Да, я знаю, любимый, что для
тебя высшая честь – попасть в Валькхалу…И ты туда попадешь, я уверена. Ведь ты
у меня храбрый воин… Я уйду. И я обязательно побываю в Скандинавии. Обещаю
тебе.» Вдалеке, в начале коридора стояла Адамина. Она знала, что она убьет его.
Я смотрела на него, стараясь запомнить каждую черточку его лица. Я понимала,
что это последние мгновения, когда я его вижу. «Прощай, любимый.» Я так много не узнала о тебе, так много не
сказала тебе. Я не сказала главного. Я люблю тебя. Ты, наверно, итак знаешь
это. Но я никогда не говорила этого тебе сама…И сейчас не скажу. Уже слишком
поздно. От них будет лишь больнее, и тебе и мне. Ты уже принял для себя
решение. Эти слова навсегда останутся
выжженными в моем сердце .А в нем – навсегда останешься ты. Я сделала шаг к
лазу. «Прощай, любимый». Потом еще шаг. И еще. Мы смотрели друг другу в глаза,
пока наши руки не расцепились. «Прощай любимый…»





Мы выбрались из подземелья. К сожалению, не все. Кто-то попался в ловушки
старого замка. Я, девочка, мистер Дойл и еще несколько человек выжили. Мы не
знали, что сказать друг другу, когда оказались по ту сторону замка. Каждый из
нас думал о своем. Я не проронила ни слова, ни слезинки. Я должна была быть
сильной. Со мной была девочка, за которую я теперь ответственна. Мне нужно
вывести ее. Отвести к родным, или
позаботиться о ней самой. Я не знала о ней ничего. Но у меня еще будет время
узнать.





Дорогу до дома я помню как в тумане. Кажется, я разговаривала с девочкой. Как
то добралась до дома. Я старалась не подавать виду, что у меня на душе. Мысли
невольно раз за разом возвращались к нашим последним минутам вместе, везде
мерещился образ Александра.





Наконец я добралась до дома. До его дома. Дома, ставшего и моим. Дома,
который мог бы стать нашим. Я зашла в его кабинет, закрыла за собой двери. Все здесь
было пронизано им. Казалось, сейчас он войдет в комнату, и даст мне какую-нибудь
книгу, или покажет новый отрывок своих рукописей. Я села за его стол. Тут
лежали открытые книги, листы с записями, карты с пометками. Мы спешно собирались,
и он даже не убрал свой рабочий стол. Хотя обычно тут всегда был порядок. Я
улыбнулась, вспоминая обычно ровные стопочки листов. Руки сами потянулись и
стали складывать листы. Я вспомнила его улыбку. И тут эмоции нахлынули сполна.
Я уронила голову на руки, слезы текли по щекам, превращаясь в мокрые лужицы на
столе. «Почему все так?! Для чего?! Почему ты остался в этом проклятом замке?!
Почему ты больше не со мной?! Зачем теперь жить мне?? Ты дал мне новую веру,
новую жизнь, ты стал для меня целым миром, ты стал для меня всем! И бросил! Ты
бросил меня! За что? Зачем мне жизнь без тебя?.. Но ты хотел, чтобы я жила. И я
буду жить, любимый. Жить для тебя. Ради тебя. В память о тебе.»





______________________________________________





На этом заканчивается история Кэйталин Кальман. История ее единственной
любви. Она будет жить дальше, но уже без кусочка своей души, своего сердца,
которые остались там, в подвале замка мистера Дойла. Возможно, она даже выйдет
замуж. И тогда у нее будет ребенок. Мальчик Александр, которому она на ночь
будет рассказывать мифы Скандинавии. А однажды утром, она соберет вещи, заберет
сына и уйдет из дома нелюбимого мужа. Она отправится в ставшую любимой Швецию,
или, может, в Норвегию. Она достанет карты профессора Густафссона, так бережно
хранимые ею долгие годы, и станет отмечать места, где еще не была. Она
отправится в долгое путешествие, держа за руку мальчика со столь дорогим сердцу
именем.